В омской области мальчика кусали, били и морили голодом

В омской области мальчика кусали, били и морили голодом // нтв.ru

Анна

— Моя клиническая смерть наступила во время беременности 8 января 1989 года. Около 22:00 у меня началось обильное кровотечение. Боли не было, только сильная слабость и озноб. Я поняла, что умираю.

В операционной ко мне подключили разные приборы, и анестезиолог начал вслух зачитывать их показания. Вскоре я начала задыхаться, и услышала слова врача: «Теряю контакт с пациенткой, не чувствую ее пульса, надо спасать ребенка». Голоса окружающих стали затихать, их лица расплывались, потом наступила темнота.

Я снова очутилась в операционной. Но теперь мне стало хорошо, легко. Врачи суетились вокруг тела, лежащего на столе. Приблизилась к нему. Это лежала я. Мое раздвоение меня потрясло. И даже могла парить в воздухе.  Я подплыла к окну

На улице было темно, и вдруг меня охватила паника, я почувствовала, что непременно должна привлечь к себе внимание врачей. Я стала кричать, что я уже выздоровела и что со мной — с той — больше не надо ничего делать

Но они меня не видели и не слышали. От напряжения я устала и, поднявшись выше, зависла в воздухе.

Под потолком возник сияющий белый луч. Он опускался ко мне, не слепя и не обжигая. Я поняла, что луч зовет к себе, обещает освобождение от изоляции. Не раздумывая, направилась ему навстречу.
Я передвигалась вдоль луча, будто к вершине невидимой горы, чувствуя себя в полной безопасности. Достигнув вершины, увидела чудесную страну, гармонию ярких и в то же время почти прозрачных красок, сверкавших вокруг. Это невозможно описать словами. Я во все глаза смотрела по сторонам, и все, что находилось вокруг, наполняло меня таким восхищением, что я крикнула: «Боже, какая красота! Я должна написать все это». Меня охватило горячее желание возвратиться в мою прежнюю реальность и отобразить на картинах все, что здесь увидела.

Подумав об этом, я снова очутилась в операционной. Но на этот раз смотрела на нее как бы со стороны, словно на экран кинотеатра. И кино казалось черно-белым. Контраст с красочными пейзажами чудесной страны был разительным, и я решила снова перенестись туда. Чувство очарования и восхищения не проходило. А в голове то и дело возникал вопрос: «Так жива я или нет?» И еще я опасалась, что если зайду слишком далеко в этот неведомый мир, то возврата уже не будет. И в то же время очень не хотелось расставаться с таким чудом.

Мы приближались к огромному облаку розового тумана, мне захотелось оказаться внутри него. Но Дух остановил меня. «Не лети туда, это опасно!» — предостерег он. Мне вдруг стало тревожно, я почувствовала некую угрозу и решила вернуться в свое тело. И очутилась в длинном темном туннеле. Летела по нему одна, Пресветлого Духа рядом уже не было.

Я открыла глаза. Увидела врачей, комнату с кроватями. На одной из них лежала я. Около меня стояли четверо в белых одеждах. Приподняв голову, я спросила: «Где я? И где же та прекрасная страна?»

Врачи переглянулись, один улыбнулся и погладил меня по голове. Мне стало стыдно за свой вопрос, ведь они наверняка подумали, что у меня не все в порядке с головой.

Так я пережила клиническую смерть и пребывание вне собственного тела. Теперь я знаю, что те, кто прошел через подобное, не психически больные, а нормальные люди. Ничем не выделяясь на фоне остальных, они вернулись «оттуда», познав такие чувства и переживания, которые не укладываются в общепринятые понятия и представления. И еще я знаю, что во время того путешествия приобрела больше знаний, осмыслила и поняла больше, чем за всю мою предыдущую жизнь.

Клиническая смерть

Интересно, что в научном мире существует и иная точка зрения. Рассуждая о схожести околосмертных переживаний, некоторые исследователи объясняют их с точки зрения патологической физиологии, так как в головном мозге человека, находящегося в состоянии клинической смерти, происходят схожие между собой процессы.

Часть психиатров утверждает, что на основании проведенных исследований можно утверждать, что все эти видения не свидетельства о жизни после смерти, а выявление диссоциативной галлюцинаторной деятельности нашего мозга. Такая позиция тоже существует.

В 2014 году были проведены масштабные исследования, результатом которых стал вывод о том, что, несмотря на то что многими данный опыт воспринимается как галлюцинации и иллюзии, в действительности он вполне может сочетаться с реальностью. Более того, был задокументирован случай, когда один из участников эксперимента сохранял сознание после отключения мозга как минимум три минуты. В связи с этим ученые приходят к выводу, что в таком случае вероятны проявления сознания у пациентов, у которых выявить его клиническими методами не удается.

Среди американских нейрохирургов достаточно популярна версия о том, что само сознание не зависит от мозга, а смерть человека является только переходным этапом в другую сферу. С такой гипотезой выступает Александр Эбен, труд которого основан на личном околосмертном опыте, который он испытал, погрузившись в кому. В будущем им были написаны несколько книг, нейрохирург активно читал лекции в больницах и церквях по всему миру, выступал на академических симпозиумах, в высших учебных заведениях, регулярно появлялся на телешоу.

С точки зрения парапсихологии данные околосмертные переживания рассматриваются как свидетельства о возможности существования жизни после смерти. Основная часть исследований при этом свидетельствует, что люди ничего не помнят о пережитом ими предсмертном шоке. При этом достаточно много тех, кто утверждал, будто в состоянии сознательно описать все свои переживания. Авторитетные парапсихологи утверждают, что десятилетия изучения предсмертных состояний так и не привели их к общепринятому объяснению происходящего даже среди тех, кто проводил весьма тщательную работу. Острый вопрос, который сегодня стоит перед исследователями, заключается в том, как можно объяснить данные переживания.

При этом адские предсмертные переживания присутствуют, хоть и встречаются не более чем у 15 процентов пациентов. Предположить их истинность достаточно сложно, например, считается, что их должны были бы переживать самоубийцы, но в действительности с ними ничего подобного не происходит. Зато так называемые “райские переживания” значительно снижают вероятность повторной попытки совершения самоубийства. Например, в обзоре английского психолога Сьюзан Блэкмор есть упоминание о 72-летнем раковом больном, который впал в состояние клинической смерти после передозировки наркотическими анальгетиками. Для него околосмертные переживания были очень приятными, что, возможно, объясняется влиянием морфина.

Артем

— Свое тело со стороны во время смерти не видел. И очень сожалею об этом.
Сначала был просто резкий преломляющий свет, через секунды он пропал. Невозможно было дышать, я паниковал. Я понял, что умер. Никакого умиротворения не было. Только паника. Потом необходимость дышать будто бы пропала, и эта паника начала проходить. После начались какие-то странные воспоминания о том, что вроде бы раньше было, но немного видоизмененные. Что-то вроде ощущения, что это было, но не совсем с тобой. Как будто я летел вниз по какому-то пространству и смотрел слайды. Всё это вызывало эффект дежавю.

В конце концов, снова вернулось ощущение невозможности дышать, горло чем-то сжимало. Потом стал ощущать, будто бы я расширяюсь. После уже открыл глаза, в рот было что-то вставлено, суетились реаниматологи. Сильно тошнило, болела голова. Ощущения от оживления были крайне неприятные. В состоянии клинической смерти был около 6 минут 14 секунд. Идиотом вроде бы не стал, никаких дополнительных способностей не открыл, а наоборот, временно утратил ходьбу и нормальное дыхание, а также способность кататься на бэме, потом всё это долго восстанавливал.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Наш детеныш
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector